Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 17Декабрь2017
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
Чертова дюжина полковника Батова
18.04.2013 08:13
Когда он пришел к отцу старшим сержантом, в тельняшке, голубом берете, тот протянул ему свои черные полковничьи погоны и сказал: «Сохрани. Может, когда-нибудь и свои такие же заслужишь». Он заслужил, и носил их 16 лет...

Иронично о серьезном

10 утра. В маленьком кафе пусто. «Вот почему, когда ты боишься высоты, тебя обязательно на нее занесет?» – делает глоток капуччино человек в галстуке и хорошем костюме. Ему 58 лет. Большую часть из них он проходил в военной форме. «Я думаю, – иронично продолжил он, – все дело в нехороших числах. 13 мая поезд номер 13 привез меня туда, где живут по принципу: «С любых высот – в любое пекло!» И все, юность закончилась».

Между событиями прошлых лет и нынешней отставкой по выслуге лет главы областного департамента Министерства по чрезвычайным ситуациям полковника Евгения Батова солидный пласт жизни. Я видел его на крупном пожарище. Много раз звонил ему по журналистской необходимости, всякий раз отмечая про себя, насколько чиновник столь крупного масштаба доступен и при этом информативен. Но только сейчас появилась возможность задать ему вопросы в неформальной обстановке. И вот какой получился монолог.

Полеты в бомбардировщике
и по съемным квартирам

«Мой отец летал штурманом на дальнем стратегическом бомбардировщике Ту-4. Он был как раз в составе экипажа В. Кутырчева, сбросившего на военных учениях на Тоцком полигоне (Оренбуржье) в сентябре 1954 года атомную бомбу. Командовал, кстати, учениями маршал Георгий Жуков. Я родился через месяц в Запорожской области. Было это 5 октября, а 6-го отец получил внеочередное звание капитана и орден Боевого Красного Знамени. Естественно, он никогда мне не рассказывал об этих учениях, поскольку они были строжайше засекречены.

Собственно, и о других деталях военной летной службы расспрашивать было некогда: наша семья бесконечно меняла гарнизоны. Только в одном Ленинграде, куда отец поступил в Военно-воздушную академию имени Можайского, мы за четыре его курса поменяли четыре съемные квартиры. Лишь на пятом курсе отцу дали комнату в общежитии, которую мы восприняли как нечто нерушимое, надолго. Однако вскоре опять паковали чемоданы – отца назначили командиром ракетного дивизиона. Это был 1961 год – год рождения в СССР ракетных войск стратегического назначения.

Мы переехали в село Сусанино, известное тем, что в его болота увел польских завоевателей местный крестьянин Иван. После Ленинграда мне казалось, что жизнь здесь беспробудно уснула. Быть летчиком я не мечтал. И попав в Сусанино, по школьным отметкам скатился на самый низ – ведь к восьмому классу за моей спиной было восемь школ. В каждой из них приходилось доказывать местной шантрапе, что я тоже могу постоять за себя. В общем, как я теперь понимаю, родители были нацелены на то, чтобы меня после восьмого класса пристроить куда угодно, лишь бы подальше от дворовых разборок.

Кулинарный техникум вправляет мозги

Вообще-то, он назывался Костромской техникум советской торговли. Я учился там на механика холодильных установок. Кто слышал о моей будущей профессии, тот одобрял: «О, молоток – всегда будешь с куском мяса». Меня это мало грело – буду так буду. Главное, здесь я иными глазами посмотрел на жизнь. Нас было пятеро друзей. Мы занимались шоссейными велогонками, сдали на кандидатов в мастера спорта и все впятером окончили техникум с отличием.

Армия свалилась как ком с горы. Многие думали: раз у меня батя боевой военный командир, то наверняка этот парень пехотную пыль глотать не будет, отец похлопочет... Лично мне это и в голову не приходило. Думаю, отцу тоже. Время, наверное, было такое, когда понятие о чести не сильно замылилось. Перед отправкой, помню, отец подошел и на ухо мне шепнул: «Так, матери ни слова – тебя в ВДВ определили». Мама мечтала, что я все-таки когда-нибудь закончу медицинский. И конечно, знала, что я не очень-то дружу с высотой.

ВДВ закаляет дух и тело

Станция Герань в Азербайджане встретила 40-градусной жарой и всякой ползающей нечистью – скорпионами, фалангами, пауками, норовящими заночевать в оставленных под кроватью сапогах. Учебный центр военно-воздушной дивизии. Подъем в 6 утра, зарядка 45 минут, укладка парашютов, прыжки, стрельба, обу­чение ремеслу батальонного радиста.

Связь называли нервами войск. Это красиво звучит, но когда на тебе 26 кг рации, парашют, сухпай, фляжка, боезапас, автомат, то вживую это воспринимается несколько иначе. Как с таким багажом прыгать? Просто. За 30 метров до земли отстегиваешь рацию, она приземляется первой. Мозоли, сбитые локти и колени, выедающий глаза горячий пот – ну, это само собой.

Армия по природе своей – синоним тяжкой, но очень необходимой работы. Тут все взаимно. Я проверял на своих друзьях. Вся наша пятерка служила – ракетчиками, подводниками, штабистами... Я вошел в армию, а точнее – в воздушно-десантный орденов Суворова и Кутузова первой степени гвардейский батальон связи желторотым пацаном, а вышел молодым, натренированным мужиком с девизом ВДВ, годным на все случаи жизни: «Никто, кроме нас!».

Такая самооценка – это совершенно иной класс гражданской зрелости. Я уже знал, что буду офицером, кадровым военным. Это был мой выбор. Когда я пришел к отцу старшим сержантом, в тельняшке, голубом берете, со значками радиста первого класса, отличника и все такое прочее, он протянул мне свои черные полковничьи погоны и сказал: «Сохрани. Может, когда-нибудь и свои такие же заслужишь».

Отец умер в 62 года. Мама тоже не сильно его пережила. А я заслужил свои полковничьи погоны и проносил их 16 лет. Жаль, отец этого не увидел.

Не каждая жена выдержит

Но до погон еще нужно было дорасти. После армии я подавал документы в различные военные училища. Проблема была в том, что принимали туда до 21 года. Я этот срок пропустил. Конечно, можно было остаться в армии на сверхсрочную и через нее получить военное образование. Но это, как говорится, долгие кружева. И тогда мой глаз лег на Костромское высшее военное командное училище химической защиты, располагавшееся в городе, который я с полным правом уже считал своим. Специальность: инженер по эксплуатации вооружения химических войск и средств защиты.

Этот вид воинской деятельности в обыденном понимании кажется архаичным, на уровне некоего второстепенного придатка к основным родам войск. То ли дело десант, танки, ракеты! Между тем химическая война не закончилась под бельгийским городом Ипром в 1915 году, когда немцы впервые применили отравляющие газы. В войне против Вьетнама американцы химическими средствами уничтожили два миллиона человек. Что далеко ходить: у нас в Павлодаре был секретный и самый крупный в СССР завод по производству химического оружия. Его строительство длилось 27 лет. Все это кончилось, когда в США была принята «Программа совместного уменьшения угрозы», направленная на уничтожение советской оборонной мощи. В 2005 году нынешний президент США, а тогда просто сенатор Барак Обама инспектировал уничтожение советских ракет в Перми.

Моя первая должность – начальник химической службы полка внутренних войск в Костанае, затем штаб дивизии в Караганде. Подразделения дивизии дислоцировались от Усть-Каменогорска на востоке до Актюбинска на западе. Как офицер, я нес на себе массу обязанностей, связанных с исполнением воинской повседневной рутины – и за караул отвечал, и за боевую подготовку. Помнится, за один год побывал в командировках протяженностью 184 дня. Моя первая жена такого не вынесла. Мы разошлись. Сейчас у меня три внучки, внук и три дочери. Две из них живут и работают в Костанае.

Береженого
Бог бережет

В 1995 году я стал начальником областного штаба гражданской обороны. Был полный раздрай. Учений не проводили, медформирования не собирали, убежища забросили.

А уже в 2002 году я был в Сиэтле, США, в центре подготовки кадров чрезвычайных служб и полицейских. Это был сентябрь, годовщина со дня атаки террористов на Всемирный торговый центр. Из Казахстана нас было 18 человек. Всей группой мы учились действовать в условиях авиа– и химического заражения, обрушения здания, разлива сильнодействующих веществ.

Американцы очень жестки на экзаменах. Спустя четыре года с нынешним министром МЧС РК Владимиром Божко мы перенимали опыт пожарных и спасательных служб в штате Аризона. Нам позарез нужен был опыт современного противодействия угрозам национальной безопасности. Сейчас горжусь, что стоял у истоков организации в Костанае аэромобильного спасательного отряда, оснащенного спецтехникой и профессионалами. У нас хорошо налажено взаимодействие с МЧС приграничных областей России, чьи формирования по степени оперативности и оснащения, я считаю, на голову выше американских. Мы создали у себя в Казахстане поезда «медицины катастроф», появились линейные посты вертолетов, а у руля формирований МЧС – очень подготовленные люди. И все последние 18 лет моей службы проходили на глазах костанайцев.

Возвращаясь к началу нашего разговора, замечу: число 13 при умелом раскладе обстоятельств и желаний вполне может стать хорошим знаком...»

 

Фото   
Видео   
Просмотров: 1403
Комментариев: 0
Нравится: +0
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние события
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Афиша на неделю
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

* комнату с хозяйкой в частном благоустроенном доме (газ. отопл., вода, туалет в доме), 2 девушкам, 10000 тг/мес. Тел. 8-778-961-59-79. 

 

Остальные объявления
ПроектыАфишаБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость