Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 24Сентябрь2017
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
Таможенный союз: кому он выгоден?
20.10.2012 07:00
Казахстан в рамках Таможенного союза отработал два с лишним года, в формате Единого экономического пространства – почти год. Однако политические страсти на эту тему не утихают и по сей день. Едва наступила осень, казахстанская оппозиция загорелась желанием провести референдум: пусть народ скажет, нужен ли нам этот союз?

Организуя круглый стол в редакции «Таможенный союз: плюсы, минусы и перспективы развития», мы решили отойти от политики, а сосредоточиться сугубо на экономике. Чтобы выяснить: каким цифрам и тенденциям действительно можно доверять? Что за ними стоит? Что эта интеграция дала обычным людям?

 

В круглом столе «КН» участвовали:



Валентина ТРИБУШНАЯ – председатель президиума областной торгово-промышленной палаты

Мурат АБЕНОВ – директор КФ НЭПК «Союз «Атамекен»

Азамат МУКАНОВ – начальник управления Таможенного союза налогового департамента по Костанайской области

Ренат ДАВЛЕТПАЕВ – юрист НЭПК «Союз «Атамекен».

 

Корр.: Начнём наш разговор с тех сложностей и проблем, которые возникли для нас с оформлением Таможенного союза. Минусов действительно больше, чем плюсов?  

В. Трибушная: Я достаточно много общаюсь с предпринимателями, вижу, что наши бизнесмены стали активнее развивать внешне-экономические связи. Появилась возможность свободного движения товаров, капитала, рабочей силы – это все то, что сопутствует Единому экономическому пространству. Но было бы неправильно говорить: Таможенный союз создан, соглашения подписаны, и все решается во благо казахстанского бизнеса. Нет, сегодня многие документы еще не отработаны, а законодательство нуждается в дальнейшей гармонизации, особенно с Беларусью, по тому же налоговому законодательству. Смотрите, у нас ставка НДС – 12 процентов, в России – 18, в Беларуси – 20.

Другой момент – в Казахстане налоговые органы работают по той же интеграции активнее российских. Они более открыты для предпринимателей. Налоговые органы России, к примеру, не всегда могут позвонить нам, потому что это запрещено их служебной этикой.

Словом – вопросов еще много, но без них в бизнесе не бывает. Каждый день создает свою ситуацию. Взять ту же проблему с интеллектуальной собственностью. На территории Российской Федерации, к примеру, нет контроля за нашими товарными знаками.

Много нерешенных вопросов по ветеринарной службе. Хотя благодаря многочисленным межгосударственным обсуждениям изменился порядок выдачи ветеринарного свидетельства. Меньше тратится времени и средств.

А. Муканов: Проблем по налогооблажению было особенно много в первый год действия ТС. Большой плюс – таможенная очистка, как мы говорим, отошла в сторону. Перечень предъявляемых документов для субъектов внешней экономической деятельности сокращен. Появилась отсрочка – полтора месяца, в течение которых налогоплательщик может предоставить отчетность и уплатить налог.

Корр.: В нашем разговоре была упомянута разница в НДС, и в то же время подчеркивалось: есть тенденция на унифицирование налогового законодательства. Так куда будет идти движение – к российской или казахстанской ставке НДС, а может, белорусской?

А. Муканов: Мне сложно на это ответить. Приведу пример по акцизным налогам. По ним видно, что страны ТС стремятся защищать своего производителя. Взять ту же реализацию алкогольной продукции. К нам она завозится без проблем, если есть сертификат и соответствие стандартам. Сложности возникают, когда наша водка идет в Россию, и особенно в Беларусь. На территории БР легально действуют пять–шесть производителей алкоголя. Казахстанскому товару выйти на белорусский рынок большая проблема. Странам Таможенного союза не выгодно, чтобы к ним завозилась более качественная и недорогая продукция. А наша водка как раз такая. В той же Российской Федерации для казахстанского импортера алкоголя ставится очень много условий – наличие складских помещений, куча разрешений, плюс на депозитном счете должна лежать сумма до миллиона долларов.

Вопрос снятия этих барьеров сейчас решается на уровне правительств стран ТС, но когда он будет решен – неизвестно.

 

Язык цифр
Суммарный ВВП трех стран – 2 трлн долларов, совокупный товарооборот 900 млрд долларов. На наши три страны приходится 17 проц. мирового экспорта пшеницы.

 

Корр.: Уже несколько раз прозвучало, что в Казахстане и барьеров для торговли соседей меньше, и налоговое законодательство более мягкое. Тогда резонно задать вопрос: а не страдают ли наши предприниматели от российских, белорусских бизнесменов, которые могут открыть на нашей территории свои предприятия или скупить наш бизнес? Что тогда произойдёт с местными предпринимателями?

М. Абенов: С такой проблемой пока не сталкивались, но отрицать эту опасность тоже нельзя.

А. Муканов: Наше управление такую статистику не ведёт, нет полномочий, но мониторинг и анализ не был бы лишним. Надо хорошо знать, что происходит с отечественным бизнесом в условиях Таможенного союза.

М. Абенов: Управление юстиции регистрирует юридические лица, которые не являются резидентами Республики Казахстан. Но еще раз замечу: то, о чем вы спрашиваете, не исключено. Но есть возможность и у наших предпринимателей развивать свой бизнес в странах ТС. Хотя проблем у них возникать будет больше. Почему? Потому что в той же России помимо федерального законодательства, есть еще свои законодательные собрания в областях. Их барьеры преодолевать сложно. Наше же государство унитарное, любая норма закона действует на всей территории республики.

Но в любом случае страны Таможенного союза интересны друг другу.

Корр.: Вы говорите, что каждая страна отстаивает свой интерес и защищает своего производителя. Но сложно представить, чтобы в Евросоюзе французское правительство ставило барьеры для итальянских товаров или наоборот. Насколько для Таможенного союза это разумно?

В. Трибушная: То, что делается, не всегда оправданно экономически и подчас трудно понять и по-человечески. На этот процесс влияет даже то, какие люди сидят в Евразийской комиссии. Но надо понимать, что со временем и грани будут стираться между нашими странами, и желание ставить препоны друг другу будет ослабевать.

М. Абенов: А мне кажется, что все равно останутся какие-то нормы в законах, которыми наши страны не захотят жертвовать. И другие это вынуждены будут просто принять. То есть мы должны быть готовы и способны идти как на определенные уступки и компромиссы, так и иметь жесткие позиции.

Сегодня Таможенный союз дает перспективы для каждого государства в отдельности и в то же время позволяет нам выступать консолидированно на мировом рынке для продвижения своих товаров. В этом сила нашей нынешней позиции и в общении с ЕС, и со Всемирной торговой организацией.

Корр.: С вхождением в Таможенный союз наш малый и средний бизнес, сельское хозяйство хотя бы часть преференций теряют?

М. Абенов: Открытых каких-то потерь нет, и никто об этом не говорит.

Корр.: А на юридическом уровне приходилось сталкиваться с конфликтными моментами, когда надо было отстаивать интересы казахстанского бизнеса?

Р. Давлетпаев: Такое движение идёт не через филиалы союза «Атамекен», а на его республиканском уровне. В рамках Таможенного союза предприниматели, в формате союзов и ассоциаций в каждой из стран-участниц, в связке со своими госорганами активно участвуют в гармонизации всех национальных нормативно-правовых актов и Таможенного союза, в том числе технических регламентов. Это в интересах всех предпринимателей. В России есть Союз промышленников и предпринимателей, в Беларуси своя структура, у нас «Атамекен». Например, безопасность зерна регулируется рядом документов, и так по каждому товару. Сейчас у нас идёт вал нормативно-правовых актов, поэтому не приходится рассчитывать на то, что мнения всех предпринимателей будут совпадать. Противоречия устраняются в ходе переговоров на правительственном уровне. Порой это определённый компромисс.

Корр.: Вы говорите «вал» – не накроет ли он переговоры так, что кто-то и утонет?

М. Абенов: Не без этого. Например, был вопрос по пивоварам – в отношении тары, его наши переговорщики проворонили. Сейчас эту ситуацию оты­грывают в пользу казахстанских производителей. По техрегламенту получалось, что наши пивовары не могли выйти на Россию со своей стеклотарой. То есть каждая стадия рассмотрения того или иного технического регламента может оказать влияние на производство, а это главное, о чём мы должны беспокоиться.

В. Трибушная: Раньше было так: в России одни требования по ГОСТу, к примеру, на сметану или молоко, в Казахстане – другие, сегодня регламент определяет единые требования к товару. В этом надо видеть большую пользу – здоровье народа. Потребитель на нашем общем пространстве должен знать, что он покупает – тот же сок или сокосодержащий напиток.

М. Абенов: Сегодня много новых материалов, особенно строительных. Эта отрасль меняется быстро и кардинально. В международной торговле определились со стандартами, думаю, что мы тоже должны к ним максимально приблизиться. Более того, в ТС мы вместе, три страны, должны конкурировать с мировыми производителями. Возьмём зерно: в советское время были одни госты, до определённого времени они оставались на том же уровне, но теперь наши экспортёры при сертификации своей продукции опираются на мировые стандарты.

Корр.: Всегда ли можно найти решение спорных вопросов?

М. Абенов: В условиях Таможенного союза можно. Потому что изначально законодательства его участников были не столь противоречивы по отношению друг к другу. Казахстан, Россия и Беларусь оказались наиболее подготовленными для союзнических отношений, чем другие страны СНГ.

Корр.: Казахстанская оппозиция утверждает, что в первом полугодии 2012 года экспорт Беларуси увеличился на 22 процента, России – на 28 процентов, а Казахстан снизил свой экспорт на 30 процентов. Чем можно объяснить эти цифры?

В. Трибушная: У нас очень мало вывозится за рубеж промышленной продукции, в основном руда. 85 процентов же экспорта приходится на зерно, муку и макаронные изделия, а цены на рынке сложились в этом сезоне не слишком удачно – неурожай, засуха. Это – рабочая ситуация, которую сейчас решает и Продкорпорация, повысившая закупочные цены. И в целом проводятся определённые технологические мероприятия.

А. Муканов: Вопрос, на мой взгляд, больше политизирован, а лично я занимаюсь экономикой. По состоянию на 16 октября было уплачено налогов на импорт из Российской Федерации 6 млрд 896 млн тенге; из Республики Беларусь – 379 млн тенге. Увеличение по российским товарам к прошлому году составляет 800 млн тенге, по белорусским – 80 млн тенге. В плане поступлений мы не можем сравнивать с тем, что было до Таможенного союза – таможенная очистка тогда не зависела от местонахождения импортёра. Юридическое лицо могло находиться в Алматы, а интересы – в Костанайской области. Растаможил – уплатил, областной бюджет пополнился. В рамках ТС конкретно определили, что импортёр уплачивает по месту нахождения. Например, головное предприятие базируется в Алматы, а работа идёт в региональных филиалах – соответственно, налоги получает южная столица, а не регионы. Но налогоплательщик может сам решить, чтобы налоги уплачивались на местах. То же самое – в рамках Союза. И мы видим, что динамика поступлений налогов в бюджет области положительная. В текущем году был доведён прогноз: 8 млрд 917 млн по России и 431 млн – по Беларуси. Мы изучали рынок товаров – наметилась тенденция по строительным материалам, много ввозится, в частности, в Костанайскую область. Дальше идут автомобили, продукты питания, остальные позиции импорта невысоки. А экспорт у нас идёт на договорных условиях – мы отслеживаем только в том случае, когда требуется подтверждение нулевой ставки.

М. Абенов: В любом случае, если растёт ввоз товаров из России и Беларуси, значит, наши предприятия производят недостаточно своих аналогов.

В. Трибушная: Продукты переработки – еще со времён СССР Казахстан по ним планово отставал. Но сегодня наш регион делает шаг вперёд по макаронной продукции – по СНГ рынок для неё уже определился. Предприятия наращивают сбыт за рубеж кондитерских и молочных изделий, наша водка пользуется спросом. Надо сказать и о мясе – пробиваемся за пределы границ. Тогда как раньше ни молоко, ни мясо не экспортировалось. Способствуют этому и правительственные программы – животноводство выходит на передовые позиции, значит, экспорт будет неизбежно расти. По программе ФИИР создаются предприятия высокими темпами, завозится племенной скот – эти усилия даром не пропадут.

 

Кстати
Наше общее экономическое пространство является самым мощным неосвоенным продовольственным ресурсом мира. Мы вместе имеем самое большое количество пахотной земли при достаточно небольшом населении. При этом в условиях перемен климата эти земли страдают меньше других.

 

Корр.: Всё-таки упор делается на аграрный сектор?

В. Трибушная: Специфика области такова – у нас большие посевные площади, много птицефабрик в рамках инвестпроектов…

А. Муканов: В прошлом году яйца к нам ввозили из Беларуси, сейчас рынок области от этой продукции отказался, потому что мы сами закрываем свою потребность. Так же мы должны работать по другим видам, если не хотим засилья чужих товаров. Безотносительно к Таможенному союзу: любое государство завозит те товары, которые не производит.

М. Абенов: Сейчас Россия завозит много заморожённого мяса из-за океанов. Но ей из Казахстана его завозить выгоднее, чем даже из некоторых своих регионов – плечо короче, издержки меньше. Напрашивается вывод: есть ресурсы взаимовыгодной торговли, но многое будет зависеть от государственной поддержки. Все участники ТС разработали соответствующие программы. От того, насколько они эффективны, будет зависеть и успех предпринимателей, и жизнеспособность Таможенного союза в целом. Сегодня можно говорить уверенно: надо развивать направления, которые мы хорошо освоили, поставить их на современный технологичный фундамент, производить ту продукцию, которая способна будет получить международные сертификаты. Для этого нужно совершенствовать ветеринарный контроль, строить убойные цеха – эти мероприятия продиктованы стремлением Казахстана войти со своей продукцией в интегрированное пространство. Это – долгий процесс, но очень нужный.

В. Трибушная: Надо по достоинству оценить толчок, который дал Таможенный союз нашим предприятиям: они модернизируются, ввозят новое оборудование, в основном из России, а сборка кормоуборочных комбайнов на «АгромашХолдинге» – это Беларусь. По ССГПО – три проекта, под которые требуется огромное в плане количества оборудование. Создаётся медный завод – закупаем необходимые компоненты. Мельницы много чего закупают в России. Даже мелочь: техосмотр – в этом году создали девять лабораторий только в Костанайской области. Оборудование, а оно дорогое, было завезено из России. Это такой импорт, который работает на развитие, на обеспечение конкурентоспособности нашей страны.

М. Абенов: Эффект от союза, от ЕЭП ощущают даже наши рядовые граждане: трудовые ресурсы сегодня могут свободно перемещаться, а это для многих важно – найти работу. Отсутствие таможенного досмотра, увеличение сроков пребывания в России без регистрации – всё это звенья одной цепочки, интеграции.

Корр.: Сказать, что поставлена последняя точка в этой теме, нельзя. Мы приглашаем продолжить обсуждение по ТС, Единому экономическому пространству наших предпринимателей, специалистов. Чем вы можете поделиться, что у вас накипело? Простые казахстанцы должны понимать, что за интеграция выстраивается, какое общее пространство для них формируется, будет ли им в нем комфортно. Это важно для нашей общей безопасности, будущего. Мы должны видеть и понимать политические спекуляции и давать им свои взвешенные оценки.


  

Фото   
Видео   
Просмотров: 1398
Комментариев: 0
Нравится: +0
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние события
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Афиша на неделю
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

* ботинки жен., утепл., р. 38, нов., 5000 тг, плащи: кожанные, на флисе, р. 46; блузки, шубу каракулев., р. 50, все по 4000 тг. Тел.: 22-56-13, 8-777-298-61-01. 
* полушубок мужской белого цвета, р. 50, в хорошем состоянии. Тел.: 8-705-311-89-87, 8-705-468-78-20. 
* шубу мутоновую, жен., пр-ва Россия, нов., р. 44-46, недорого, торг. Тел.: 22-04-11, 8-777-580-21-11. 
* шубу норковую, р. 46-48, б/у 1 год, цена договорная. Тел. 8-776-745-00-00. 
* брюки мужские, 650 тг; ткань на юбки, брюки (шерсть, полушерсть), 300-500 тг/м. Тел. 22-45-90. 
* воротники (песец, енот). Тел. 8-701-769-42-77. 
* пальто кашемировое, черное (Германия), шапку норков., жен., все б/у 1 год, цена при осмотре. Тел.: 26-78-23, +7-705-766-24-16 (после 19.00). 
* плащи, светлые, р. 46-48, нов., куртки кожан., р. 46-48, дубленку светлую, с капюшоном, цена при осмотре. Тел.: 26-78-23, +7-705-766-24-16 (после 19.00). 
* сапоги зимние, натур. мех, р. 36, нов. Тел. 50-73-40. 
* туфли, для мальчика школьника, цвет черный, р. 36, нов., 500 тг, куртку с джинсами, 1000 тг. Тел. 8-705-446-44-72. 

Остальные объявления
ПроектыАфишаБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость