Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 18Декабрь2017
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
Янтарный юбилей Ивана Дьячкова

В 1940 году материал Ивана Дьячкова впервые опубликовали в предшественнике «КН», газете «Сталинский путь».

Римма Александровна в момент фотографии пошутила: «Ты смотри в окно на девчат,
а я за тобой буду присматривать»...

Обычно больших людей поздравляют с круглыми датами, но Иван Иванович необычный человек, и юбилей его такой же. 75 лет первой публикации – это особенная, уникальная дата. «КН» горды, что у него есть такой автор. Когда мы приехали к герою в гости, то по-новому посмотрели и на читателей – ровесников Ивана Дьячкова.

«Янтарь»

Первая информация 18-летнего слушателя годичных курсов Учительского института рассказывала о субботнике по строительству водозаборной плотины в районе Колесных Рядов. До войны оставался год и три месяца. Когда в город начнут возить тяжелораненых, многие вспомнят, что плотина появилась в нужное время. Она обеспечила водой областную больницу. Скоро такие случайности станут на пути Ивана Дьячкова частым явлением. Но сначала было стихотворение.

В прямоугольной светлой комнате в «старом Рудном», в старом доме со сталинскими высокими потолками, было слышно два предмета. Вентилятор, который крутил головой на 180 градусов. И часы, на которых было написано «Янтарь». Этот звук старых хронометров ни с чем не спутаешь. Однажды я прислушался к часам в коммерческом банке, которые отсчитывали секунды. Такой дробный, частый звук, как будто они торопили время вперед. Старые часы обычно бьют с оттяжкой, как будто хотят это время удержать. А если вы слышали бой старых часов, то согласитесь, что это какая-то тайна.

– А ваши часы бьют? – спрашиваю у Ивана Ивановича. Иван Иванович сидит на диване, ноги его на подушке. Он раздет – очень жарко. Вентилятор то поворачивается в его сторону, то отворачивается.

– Не бьют.

– У нас есть часы с кукушкой, но мы ее остановили. Очень громко бывает, – из передней выглянула супруга Римма Александровна. – Вы будете чай или кофе?

– Мы поговорим, а потом, пожалуй, выпьем.

– Я скоро ухожу – потому спрашиваю.

– Чай.

– Зеленый или черный?

– Зеленый – отлично.

– Есть зеленый, – довольно сказала Римма Александровна и ушла на кухню.

Всё время нашего разговора Иван Иванович как будто изучающе рассматривал меня. Мне так показалось. Мне было проще – я многое знал о своем герое.

На груди юного Ивана Дьячкова полный комплект значков норматива – от Ворошиловского стрелка до ГТО.

Семья деда, толстовца. На его руках отец Ивана Ивановича.

Что я знал

Иван Дьячков родился 21 сентября 1921 года в селе Оренбургском Тарановского района. Его дед Григорий Егорович Дьячков – толстовец, был сослан на территорию Северного Казахстана. Отец Иван Дьячков – председатель ревизионной комиссии. Славился своей честностью. Однажды отправил сына Ивана отнести обратно найденную гайку. Был репрессирован по доносу, реабилитирован и стал председателем колхоза.

Стих

Пока Иван Иванович изучал меня, я изучал комнату. Слева от дивана окно с солнцем, напротив – длинный невысокий шкаф. Старые фотографии, статуэтка Воина-освободителя в Трептов-парке – в опущенной руке меч, у груди немецкая девочка. Справа – высокий шкаф с книгами. На одной из полок снимок Сталина.

– Был репрессирован по доносу, – вспомнил я и удивился.

– Не смотрите на скромную обстановку, – усмехнулся Иван Иванович. – Меня ровесники упрекают – говорят, вот какой ты везде почетный, журналист, писатель, а в подшитых валенках ходишь. А мне обстановка ни к чему – у меня внучка, которой я хочу дать образование…

– У вас четверо детей, 13 внуков и правнуков. Это достойная награда для обычного человека. А как вы стали писателем?

– Думаю, что это произошло в 1937 году. В этот год для меня, девятиклассника, случилось событие. В селе Викторовском (Тарановское. – Прим. авт.) проходил митинг по случаю отправки на военную службу ровесников Октябрьской революции. Я стоял в толпе, и вдруг ко мне пришел стих.

– Что ты губами шевелишь, молишься, что ли? – спросил меня товарищ Коля Шпалянский.

– Да вот, стихи у меня появились.

Он сразу в карман, карандаш вынул.

– Иди запиши, а то забудем.

Я на фундаменте церкви сел и на жести написал. Он прочитал – и к трибуне, к секретарю райкома Николаю Емельянову. Вижу, зовут меня. Вышел, как на ходулях. Вокруг люди, торжественная обстановка, микрофон мы тогда увидели впервые.

– Читай, – сказал мне Емельянов. Я поднялся – для меня неожиданно, немыслимо. Под коленками дрожит. Что делать? Начал.

«Страна наша могучая, могучий наш народ / Жизнь свою наилучшую он защищать пойдет/ Мы сумки санитарные с носилками возьмем / И в ряды ударные, построившись, пойдем/ Оказывать помощь раненым, братьям и отцам / Пусть враг запомнит ранее, что в наших нет сердцах / Предела силы, мужества и патриотизма чувств / Я с классом моим дружеским, я в армию хочу».

– Скомкал я концовку немного, но слышу, площадь замерла. Кто плачет, кто под гармошку поет, кто танцует, кто обнимается. А здесь тихо. Николай Николаевич мне по-отечески говорит: «Молодец, сынок. Иди, вставай». Ну я пошел, а потом уже взревела овация.

И вот тогда я себе сказал: как я буду писать – плохо или хорошо, но я буду писать, я буду пробиваться. Чтобы то, что я пишу, люди знали. А когда погиб летчик Иван Павлов, я у его гроба стоя, дал клятву, что о нем и о других воинах всё, что знаю, расскажу. Я свою клятву выполнил. О Павлове я написал повесть «Богатырь крылатой гвардии». Об участниках войны книгу «Наши звездные и беззвездные герои», а также «Они защитили нас».

– А ваш друг, Коля Шпалянский, вернулся с фронта?

– Вернулся, только оборвало руку ему на той войне.

Я вспомнил про три месяца, отведенные на план «Барбаросса». Если бы в 1937-м спонтанный и искренний стих Ивана Дьячкова стал известен за пределами СССР, то не было бы, наверное, знаменитого: «Советский Союз – это гнилая конструкция. Стоит только пнуть посильнее в его дверь, и здание рассыплется» (Адольф Гитлер).

Люди были из гвоздей Тихонова. «Адмиральским ушам простукал рассвет: / «Приказ исполнен. Спасенных нет». / Гвозди б делать из этих людей: / Крепче б не было в мире гвоздей».

Что я знал

На сайте Федерации профсоюзов РК коротко сказано: «В ноябре 1941 г. ушел на фронт. Участвовал в боях на Северо-Западном фронте, в Курской битве, при форсировании Днепра и освобождении г. Киева и г. Овруча. При разгроме Корсунь-Шевченковской группировки врага, при форсировании Днестра и освобождении Западной Украины и Молдавии. Здесь четвертый раз был ранен и стал инвалидом». Воевал Иван Иванович в составе Девятого гвардейского воздушно-десантного полка, Четвертой Овручской гвардейской дивизии.

Серёжа

Так всегда – скользишь взглядом по какой-то статистике и, по большому счету, ничего не узнаешь о человеке.

Мы говорили о Северо-Западном фронте, о Демянске и Рамушево. О спорном значении этого наступления. Иван Иванович считает, что оно было жизненно необходимо для Москвы, Ленинграда (например, сковало действие авиации на севере). А также отвлекло немецкие войска от Южного фронта и Сталинграда. В успехах войны он отводил большое место Сталину. Я всё время удивлялся этому.

– А теперь расскажу историю, которая осталась в моей памяти. В Украине закрепили меня радистом в отдельную разведывательную роту. Что за рота? Идет она в тыл противника, затевает осознанно бой, чтобы выявить силы противника и его огневые позиции. Вот один бой закончился тем, что нас немцы окружили. Это был молодой сосновый лес – немножко выше человеческого роста, а так в двух метрах ничего не увидишь. Слышим запах кофе, кричат нам: «Русь, айда пить чай, кофе!» А после ракетницами в лес стреляют и смеются.

– Ладно, всего доброго вам! – Римма Александровна попрощалась и ушла. До этого она накрыла нам стол, встретила нескольких гостей. В квартире периодически звонил телефон, кто-то приходил и уходил. Всем заправляла энергичная Римма Александровна.

Лишь однажды она прервала беседу, когда с гордостью вошла в комнату, под руку она вела высокого и смущенного подростка.

– Сережа какой стал! Глянь!

– Ой, Сережа, небо на нас не упадет, – растроганно улыбнулся дед.

«Янтарь» на стене мерил свой особенный стук.

P.S.: Иван Дьячков чаще публиковался в старой газете – у нее тоже была своя оттяжка. Материалы нередко публиковались с продолжением в следующем номере. Окончание очерка об Иване Ивановиче – на следующей странице «Машина времени».

Фарид Дандыбаев flluggerr@mail.ru 54-23-10
Фото  автора 
Просмотров: 3844
Комментариев: 0
Нравится: +2
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние события
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Афиша на неделю
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

* учителя математики в городе, мужчина, 51 г., высшее образование, без вредных привычек. Тел.: 28-93-41, 8-777-302-89-10. 
* домработницы, 2 раза в неделю. Тел. 21-26-67. 

Остальные объявления
ПроектыАфишаБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость