Костанайские новости"Костанайские новости"Казахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93
Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 26Сентябрь2018
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
Николай Фаборовский: «Любой взрыв – ювелирная работа»Костанайские новостиКостанайские новостиКазахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93Николай Фаборовский: «Любой взрыв – ювелирная работа»

Николай Фаборовский: «Любой взрыв – ювелирная работа»

О том, что это за труд такой, где ценой ошибки может быть жизнь, рассказал в интервью «КН» представитель редкой и опасной профессии – подрывник.

За 30 лет стажа на счету Николая Фаборовского не менее одной тысячи взрывов. Сейчас его должность звучит так – заместитель начальника Костанайского филиала «Казахвзрывпром».

«Ни одного ЧП»

– Николай Сергеевич, вы выбрали не профессию юриста, экономиста, агронома. Почему решили стать именно подрывником?

– При Советском Союзе, когда я был студентом, эта профессия была, что называется, на гребне волны – и по зарплате, и по престижу. Начало всему, конечно, положила юношеская романтика: «горники», подрывники в то время после космонавтов были впереди планеты всей. Этакие первопроходцы, в буквальном смысле слова. Изменить в горах русло реки, прорвать плотину, открыть путь к рудникам – везде не обойтись без контролируемой, направляемой силой стихии – взрыва. И скажу, что выбор мой оказался удачным. Я люблю свою профессию и сейчас, отработав взрывником уже 30 лет, испытываю к ней прежний интерес.

– В чем он заключается?

– Каждый взрыв уникален. Большая разница: взрывать лед или горную породу. Очень интересно взрывать карьеры. Обрушивать старые стены. Взрывать преграждающие строящейся дороге холмы или горы. В зависимости от материала, который приходится взрывать, нужно произвести вычисления по специальным формулам, исходя из толщины, ширины, длины, плотности материала. Не доложил взрывчатки – не взорвется как надо, а это расценивается, как халатность. Положил слишком много – могут разбиться все стекла в округе или того хуже. Можно сказать, это ювелирная работа, где цена ошибки очень высока.

– Рискованная профессия...

– Всегда нужно помнить, что в руках у тебя взрывчатое вещество, которое в доли секунды может разнести тебя на куски. Со взрывчаткой нужно обращаться, как с хрусталем. Самое главное и сложное в нашей профессии – постоянно самого себя контролировать, не расслабляться, дотошно соблюдать технику безопасности. Это очень важно, потому что постепенно ощущение опасности может притупиться, и тогда случится ЧП.

– А у вас такое было?

– Слава Богу, в моем подразделении за все годы не одного ЧП ни разу не было (тут же трижды стучит по дереву. – Прим. авт.). Чрезвычайные происшествия периодически случаются – об этом мы получаем сводки по линии Министерства обороны. И каждый раз убеждаемся, что в большинстве случаев причина подобных происшествий – человеческий фактор. Люди привыкают к опасной работе, начинают воспринимать ее как обыденное занятие – и тут происходит несчастье. Ошибка может быть всего одна, как у саперов. Есть правила, которые кровью написаны, и если строго соблюдать их, не будет несчастных случаев.

«В Рудном учат взрывному делу»

– Где теперь обучают такой редкой специальности? В армии?

– Нет, все гораздо проще. И в армии я, кстати, не был сапером. Окончил горный техникум при Рудненском индустриальном институте по специальности горный инженер. Там учат взрывному делу. Дополнительно прошел обучение на курсах подрывников.

– Сколько взрывов вам довелось осуществить за 30 лет?

– Никак не меньше одной тысячи. Мы взрываем не только в Костанайской, но и в Акмолинской, Северо-Казахстанской областях. Помогаем производить буровые работы. Тот же лед на реках взрываем, чтобы не было заторов на водоемах. Взрываем также старые здания. Крошим щебень, необходимый при строительстве дорог. Да-да, тот щебень, который вы видите во время ремонта, получается в результате взрыва.

– Что было самое прочное из того, что вам приходилось взрывать?

– Самый прочный – железобетон. Недаром из него военные строят укрепления, доты. Очень сложно взрывать этот материал, особенно в виде фундамента. Нужно больше и тщательнее обычного просчитывать различные параметры. Далее по сложности взрыва идут каменные карьеры. Например, карьер в окрестностях поселка Надеждинка Карабалыкского района. При организации взрыва там нужен особой подход. Что касается рек, то здесь самое главное – не провалиться под лед, когда мы бурим лунки для закладки взрывчатки. Поэтому с нами всегда находятся сотрудники ЧС, которые указывают нам, где лед прочнее.

– Взрываете динамитом?

– Нет, уже давно не им. Сейчас много разных современных взрывчатых материалов. Но называть их не могу по понятным причинам, нашу службу контролирует Министерство обороны.

– Вы совершили более тысячи взрывов. Есть ли в вашем деле профессиональные заболевания? Например, связанные со слухом?

– Для того, чтобы не навредить слуху, мы используем специальные беруши, наушники. К тому же мы находимся не рядом с эпицентром взрыва, а на безопасном расстоянии. Просчитываем прежде всего расстояние разлета осколков. Здесь тоже все индивидуально: камни летят на одно расстояние, земляные комья на другое, бетон или стекла при взрыве зданий – на третье. Определяем и другие моменты: есть ли поблизости кабель связи, коммунальные сети, чтобы взрывом ничего не повредить.

«Работы хватает»

– По звуку можете определить: когда, что и чем взрывают?

– Это сложно, но можно. По звуку я могу определить вид взрывчатки и тип взрыва. Ну и в некоторых случаях, что именно взрывают.

– Домашний скот, либо сельские жители часто забредают в зону взрыва?

– Это одна из основных проблем. Нередко на место забредает какая-нибудь коровенка. Поскольку это очень опасный момент, мы заранее оповещаем местные власти о планируемом взрыве, а уж они обязаны довести эту информацию до населения. Конечно, место взрыва обязательно оцеплено сотрудниками ЧС.

– Когда для вас наступает горячий сезон?

– Самая горячая пора – это период с начала весны до конца ноября-декабря. В этот период взрываем все, вернее участвуем во всех работах, где необходимы подрывы. Весной – лед на реках. При строительстве автодорог – добываем щебенку, убираем косогоры, взрываем карьеры, устраиваем водоемы, чтобы фермерам было где поить скот... В общем, работы хватает. Заметьте, это созидательная, а не разрушительная работа, несмотря на свой характер.

– Как относится к вашей работе ваша семья? Наверное, сильно переживают?

– У меня две дочки и сын, все уже взрослые. Сын пошел по моим стопам, тоже стал подрывником, инженером и руководителем взрывных работ.

– И в завершении вопрос, который не раз обсуждался в СМИ. И однозначного ответа нет. Башни-близнецы в Нью-Йорке рухнули сами, от пожара, или в результате направленных подрывов? Издалека судить непросто, но все же...

– Мое мнение – не могли эти башни рухнуть сами. Конечно, они обрушились в результате заранее спланированного, тщательно подготовленного подрыва. Если бы туда просто врезались самолеты, то эти здания еще бы двое суток горели, прежде чем постепенно, неорганизованно разрушиться. А здесь все произошло быстро и аккуратно, да еще так, что сам пожар был чуть ли не полностью потушен вертикально складывающимися зданиями.

– Спасибо за откровенные ответы.

Это любопытно
От начала до конца
«Самое главное – это предварительная подготовка. А сам взрыв – это, можно сказать, секундное развлечение. Сначала производится расчет: учитывается площадь взрыва, если река, то толщина льда. Инженер определяет необходимое расстояние между скважинами, сколько нужно взрывчатки для эффективного взрыва. Затем следует подготовка взрывчатки. Когда она готова, ее очень аккуратно грузят в специальный транспорт для перевозки к месту взрыва. Доставка производится в сопровождении вооруженной охраны. Затем следует оцепление безопасной зоны. После чего начинается зарядка скважин. После – монтаж сети, соединяющей пусковой механизм со взрывчаткой. Самому взрыву предшествует обязательный отсчет, ряд световых и звуковых сигналов. Красная ракета – взрыв, зеленая ракета – стоп, отмена взрыва. Белая или желтая ракета – предупреждение, внимание, сейчас будет взрыв. Эта система сигналов используется на тот случай, если села рация. Когда в небо взлетает красная ракета, то взрыв уже не может остановить ничто, – подрывник нажимает, скажем так, кнопку «Пуск».  

 

Аслан КУДАБАЕВ kudas@bk.ru 54-22-24
Фото  Сергея МИРОНОВА 
Просмотров: 1876
Комментариев: 0
Нравится: +7
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние новости
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

* купоны "Твой дом" на "Твой шанс", 1:1, или продам. Тел. 8-705-576-74-69. 

Остальные объявления
ПроектыБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость