Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 28Февраль2017
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
«Вопрос о высшей мере лучше вынести на референдум»

Вчера вынесен приговор «алматинскому стрелку». Этому предшествовала дискуссия о том, должен ли суд поддержать требование прокурора о смертной казни в отношении подсудимого. Обыватели были на стороне прокурора – террористы должны получать максимальное наказание. Эксперты говорили о том, что смертный приговор стал бы решением политическим, а не юридическим. Мы обсуждаем тему с ветераном органов национальной безопасности РК Михаилом ДАУЕНОВЫМ.

– Михаил Юсупович, жертвами алматинского стрелка стали ни в чем не повинные люди. Преступление жуткое и по количеству жертв, и по своей дерзости. Многие считают, что прокурор требовал адекватного наказания – смертной казни, несмотря на мораторий…

– Процесс по этому делу идет в соответствии с законодательством Республики Казахстан. Любой судебный орган выносит свой вердикт согласно Уголовному кодексу РК. Он не может отклоняться от закона, в том числе по политическим мотивам. Мы живем в правовом государстве, руководствуемся Конституцией страны.

– Но все-таки прокурор призвал суд вынести высшую меру наказания. Нет ли здесь противоречия?

– У прокурора есть на это право. Кроме Уголовного кодекса он руководствуется обращениями потерпевшей стороны. Мы можем представить, в каком состоянии находятся люди, потерявшие своих близких по вине преступников. А это преступление получило громкий резонанс, общественность встревожена – все это учитывается. Но даже если бы смертный приговор был вынесен, его не приведут в исполнение, пока не отменят мораторий, пока не будет соответствующего Указа Президента. Если говорить объективно, суд не может избрать такую меру наказания, которой нет в Уголовном кодексе. Ни в одном государстве такого быть не может.

18 июля 2016 года Руслан Кулекбаев (дважды судимый) убил двух гражданских и восемь сотрудников правоохранительных и специальных органов. По ранее озвученной версии КНБ, Кулекбаев находился под влиянием радикальных течений.  

– При этом в обществе довольно часто возникают дискуссии о смертной казни. В свое время предлагалось ввести высшую меру к педофилам-насильникам, теперь – к террористам. Как вы думаете, перешагнет ли Казахстан через мораторий, если обстоятельства того потребуют?

– Когда вводился мораторий на смертную казнь, были указаны составы преступлений, на которые он не распространяется. Например, на военные преступления. В любом случае глава государства анализирует весь спектр последствий отмены моратория. С 2017 года Казахстан становится непостоянным членом Совета безопасности ООН, это ко многому нас обязывает. Я думаю, что если бы смертная казнь оставалась в нашем репрессивном аппарате, к нам бы совсем по-другому относились в мире, и в СБ ООН Казахстан не был бы избран. И это не мелочи для имиджа государства. Мы строго должны придерживаться международного права, действовать в рамках Конституции страны, ее законов. Хотя как гражданин лично я с негодованием воспринял события в Алматы и Актобе, и, наверное, поддержал бы прокурора. Но закон есть закон. Его придерживается Президент, ему должен подчиниться преступник, решение суда должно быть принято и потерпевшей стороной.

«К смертной казни в 1997 году был приговорен 61 человек, в 1998 – 63, в 1999 – 63, в 2000 – 40, в 2001 – 39. Всего за указанный период расстрельные приговоры вынесены в отношении 266 человек. Из них приведено в действие – 150, 27 человек были амнистированы. Судьба остальных 89 человек остается невыясненной. Последний приговор о смертной казни был приведен в исполнение до объявления моратория в отношении 12 человек в 2003 году». (Vласть)

– Вы упомянули грядущее членство Казахстана в Совете Безопасности ООН. США, Китай – постоянные члены СБ ООН, но смертная казнь в этих государствах не отменена, особенно в Китае к ней обращаются довольно часто…

– Право на мораторий и право на введение смертной казни – это прерогатива любого государства. Но я бы сказал, что есть существенная разница: оставить смертную казнь для отдельных составов преступлений, то есть продолжать пользоваться высшей мерой с каких-то исторических времен, и ввести мораторий, а потом его отменить без сверхважных предпосылок. В любом случае внутреннее дело каждого государства – отказаться от смертной казни или сохранять ее в своем законодательстве. Идет 21 век, мир неоднороден, положение стран разное, в том числе по уровню преступности и террористических угроз. В Казахстане никто лучше Президента не знает, каким рискам подвергается наше общество и как надо на них реагировать. Но если общество озабочено, если оно считает, что в особых случаях преступники заслуживают смертной казни, вопрос лучше вынести на референдум. Чтобы знать мнение народа о том, на какие преступления мораторий не может, не должен, распространяться. При этом нам надо осознать и другую сторону вопроса: смертная казнь является наказанием, но она не искореняет проблему. Недостаточно вернуть высшую меру,нужен комплекс правовых, государственных и общественных усилий, чтобы оздоровить общество.

– В Советском Союзе за подобное преступление вынесли бы смертный приговор?

– В 1992 году, когда мы участвовали в освобождении заложников, эти преступники в России были приговорены к смертной казни за неоднократные уголовные преступления. А за такие преступления, с которыми мы столкнулись сегодня, вопрос вообще бы не стоял. Никакого другого наказания, кроме смертной казни, никто и не ожидал бы.

– А сегодня мы не ожидаем, не готовы к таким проявлениям преступности. «Стрелок» двигался по Алматы с оружием, убивал людей на своем пути, но город не подняли по тревоге?

– Это вопрос для всех. Преступники не встретили сопротивления, хотя они были в поле зрения правоохранительных органов. Должен сказать, что нужен профессиональный опыт, чтобы противостоять таким преступникам. Привычный нам уголовник и террорист очень сильно отличаются друг от друга. Поэтому силы общественного порядка не всегда могут справиться с террористами – для этого нужна специальная подготовка. Такие подразделения у нас есть, их достаточно, не надо думать, что они бездействуют. А тем временем всем надо учиться, надо работать над ошибками.

– Спасибо, что ответили на наши вопросы.

Людмила ФЕФЕЛОВА bolgerdt@mail.ru 54-20-27
Просмотров: 668
Комментариев: 0
Нравится: +0
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние события
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Афиша на неделю
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
Остальные объявления
ПроектыАфишаБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость