Костанайские новости"Костанайские новости"Казахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93
Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 22Сентябрь2018
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
«Жить-то надо...»Костанайские новостиКостанайские новостиКазахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93«Жить-то надо...»

«Жить-то надо...»

В 2018 году комсомольская организация отметит свое столетие. Для Костанайского региона комсомол не только молодежное движение, но и целина. Как сейчас живут строители дорог, больниц, карьеров и заводов?

Как приехали?

– Илларион Мефодьевич Писаренко. Старинные такие имена.

– А как ваши предки попали в Казахстан?

– Целина позвала, – это сказала Ядвига Писаренко, супруга Иллариона Мефодьевича. Он поворачивается и говорит: «Ша», то есть «Тихо».

– Предки жили в Приднестровье. А я попал по комсомольской путевке в 1956 году...

– ...А я в 60-м году. Встретились здесь в совхозе Клочково, поженились...

– ...Слушай! – поворачивается к супруге Илларион Мефодьевич и потише мне: «Вот бабы...» Поженились в Клочково. Года три работал механизатором, а потом перебрался в Рудный. Устроился электромонтером в «Кустанайэнерго» и вот так до 1995 года работал. А потом пенсия... А почему вы к нам пришли-то?

Мы пришли из-за сообщения на редакционный мобильник: «В Рудном проживает дедушка-инвалид, без ног. Прочитала статью в газете про пандус, конечно, хочется, чтобы ПКСК тоже ему помог. Поднимается по лестнице на руках. Жалко ведь, помогите!»

Что с ногами?

Так мы и попали в квартиру Иллариона Мефодьевича и его супруги Ядвиги. С ними живет дочь Наталья. Она приехала из Беларуси, чтобы ухаживать за родителями.

– Что случилось с вашими ногами?

– Сахарный диабет, гангрена пошла. Двенадцать лет вот так и ползаю. По наследству – у отца тоже был диабет, а погиб он в 1944 году на фронте у озера Балатон в Венгрии. Был ездовым, таскал боеприпасы на линию фронта. Прилетела то ли мина, то ли снаряд. Так и не стало.

– Тяжело вам, верно, подниматься и спускаться по лестнице?

– Когда тепло на улице и со здоровьем нормально, выхожу. На заднице, на заднице – спускаюсь.

– Зимой, значит, не выходите?

– Одеваться – проблема. Потом на коляску залезать – проблема.

– Есть ли у вас хобби, чем занимаетесь?

– Он у нас в шахматы хорошо играл, – говорит Наталья.

– Сейчас вот на коляске туда-сюда езжу... Но жить-то надо, надо жить. Конечно, есть люди поздоровее. Я не забуду Игоря Моисеева – 102 года. По телевизору смотрел. Показывал, как надо танцевать. Вот здоровье, вот жизнь. Терентий Мальцев в Кургане – тоже по ТВ показывали. 92 года ему, свой дом. Агрономом был. Может, слышали, читали?

– Что-то знакомое...

– Что-то знакомое... – с какой-то укоризной повторил Илларион Мефодьевич.

Фух!

– Мальцев говорит: «Утром встаю, дорогу почищу до колодца и домой. Чаю попил и снова за работу».

– Плохо, что нечем ему заняться – зрение плохое, – вздохнула Наталья. – Шарик дала, чтобы пальчики разрабатывал.

– Да что мне игрушка та? Если заниматься, так по-настоящему. Я вылезу сейчас. Наташа, подай мне деревяшки.

Илларион Мефодьевич ловко соскочил на маленький стульчик, а с него на пол. После этого развел руки в сторону с громким выдохом «фух!». И потом еще несколько раз.

– Раньше я поднимал полуторалитровые бутылки с водой. Но сейчас уже тяжело. А это деревяшки – после войны у нас в деревне видел такие. И сразу сделал себе, когда случилось.

Раньше занимался 30 минут. Сейчас уже не то. Фух, фух, фух – и это 30 раз. Шею разрабатываю. Фух, фух, фух...

– У меня спрашивают: в ванной он сам моется? Всё сам делает, – с гордостью говорит Наталья. – И память у него – маме и сейчас читает наизусть Есенина.

– И вот так двенадцать лет. Читал в «Рудненском рабочем», что такие безногие, как я, выдерживают два-три года, и всё... Я лежал в палате с Андреем. У него всё, как у меня. Созванивались после. Стеснялся ему сказать, что уже сам хожу на улицу гулять. Он всё время на кровати был, футбол любил смотреть... Через семь месяцев узнал, что умер Андрей.

– Так для вас спуск по лестнице как упражнение? Нужен ли пандус?

– Всё равно его не сделают, – махнул рукой Илларион Мефодьевич.

Живые люди

– Для вашего поколения 90-е стали ужасным стрессом. Как вы его пережили?

– Десять лет на даче жил. Пенсия была, если не соврать, четыре-пять тысяч тенге.

– У меня три, а у тебя пять, – поправила супруга.

– А сейчас?

– Сейчас сто.

– А какая дача! Поросенок, утки, кролики. Баня была, – посетовала Ядвига Антоновна.

– В 90-е я не жаловался. Наоборот, радовался. Я любитель держать хозяйство. Страшно было, конечно, когда воровство вокруг. Собачку держал, как залает, выхожу ночью и ведрами шумлю. Ну, вроде того что...

– ...что здесь живые люди?

– Да. Что сделаешь – жить-то надо.

Полвека

Пока Илларион Мефодьевич фотографируется, секретничаем с супругой.

– Интересное у вас имя. Вы из Польши?

– Я белорусская католичка, с сестрами хотели здесь получить документы и уехать, – отвечает Ядвига Писаренко. – А я вот этого человека увидела возле магазина. Ребята, у меня сердце оборвалось. В Рудном мы неделю прожили на вокзале. По шпалам ходили искать работу. Помню, мороз, у меня пальто нет, он тоже в фуфаечке. А я Наташей была в положении – два месяца. Пить хочу... Но устроились. Этому дому 48 лет, и мы в нем уже столько. Полвека скоро, так?

Стало грустно. Квартира маленькая, но светлая. На стенах картины и иконы. Их бисером вышивает дочь Наталья. Ее внимательная рука чувствуется во всем.

На вышке

Наталья принесла фотоальбом.

– Вот Писаренко наш стоит – о, он красивый был молодой. Женщины его любили... – комментирует Ядвига Антоновна. – Вот он в армии старшина. Это моя мама. Это отец. В Польше подорвался на мине. Вот деревня. Худые все какие. После войны же... Это мы на демонстрации, на параде...

Мне понравился снимок, где Илларион Мефодьевич стоит на траверсе высоковольтной линии электропередач и смотрит вдаль. В это время он выехал из соседней комнаты и сказал: «Ладно, вообще-то я устал...» Наталья закрыла альбом: «Ну, всё».

Когда мы спускались по лестнице (третий этаж), я нагнулся и сразу увидел окурки, мусор, какую-то пыль, волосы. Я выпрямился и подумал, что Илларион Мефодьевич видит этот сор каждый раз, когда спускается, но смотрит на жизнь, будто по-прежнему стоит на траверсе вышки. Сверху всё всегда кажется аккуратнее, лучше. Как ему это удается?

Фарид Дандыбаев flluggerr@mail.ru 54-23-10
Фото  Константина ВИШНИЧЕНКО 
Просмотров: 2781
Комментариев: 0
Нравится: +13
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние новости
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ


* Изучаю спрос на поставку одежды, машин, оборудования, линий по переработке отходов (пластик, стекло) из Европы. Тел. 8-775-906-91-91. E-mail: kniga781@gmail.com

Остальные объявления
ПроектыБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость