Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
Сегодня: 22Ноябрь2017
Время: 00:00:00
USD x
EUR x
RUR x
x
Показать меню
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
В Мире
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
Андрей ЧЕБОТАРЁВ: «Оппозиция ещё не выросла»

Какие темы нужно исследовать аналитикам, как ситуация в странах Евросоюза влияет на Казахстан, почему затухла оппозиция и хорошо ли это? Об этом – директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», кандидат политических наук Андрей Чеботарёв.

«Вопросы геополитического характера»

– Андрей Евгеньевич, поскольку вы руководите негосударственным Центром актуальных исследований, то первый вопрос такой: какие проблемы сегодня в Казахстане настолько актуальны, что их надо исследовать?

– На первое место сейчас вышли вопросы геополитического характера. Это связано, в частности, с участием Казахстана в процессе евразийской интеграции. Все мы понимаем, что он идет неоднозначно. И здесь исследования нужно направить на выявление, объективное понимание и последующее устранение разных препятствий и критических моментов, которые мешают полноценному интеграционному сотрудничеству входящих в Евразийский экономический союз теперь уже пяти государств.

Также на повестке стоит вопрос, как этому союзу развивать связи со странами, которые в него не входят, но являются соседями и потенциальными партнерами (Азербайджан, Узбекистан, Китай и т.д.. – Прим. авт.). Сейчас есть хороший прецедент заключения соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, и такой формат взаимодействия следует развивать.

Второй момент – это события, происходящие на Ближнем и Среднем Востоке, от Афганистана до Сирии. Как мы знаем, сильное влияние на эти процессы оказывает фактор ИГИЛ. Оно всё больше и больше становится центром притяжения для многих людей, в том числе граждан стран Центральной Азии, которые осознанно либо неосознанно едут в соответствующие страны. Всё это создает серьезную угрозу для центрально-азиатских государств уже сейчас.

Неоднозначные процессы происходят и в Афганистане, откуда были выведены значительные силы международной коалиции. Однако мир в этой стране не наступил. И даже нейтральный Туркменистан в прошлом году, по информации некоторых СМИ, подвергся нападению талибов на свои приграничные территории.

Наконец, третья сложная ситуация в СНГ, как вы знаете, связана с украинскими событиями. Идет также «война санкций» между Россией и Западом. Казахстан, как, прежде всего, экономический и политический партнер России, так или иначе попадает под влияние этих процессов.

Практически всё это нашло свое отражение и в экономике, и в информационном пространстве, и умонастроениях населения нашей страны. Так, серьезные разногласия в обществе относительно ситуации в Украине, роли России в ней и перспектив дальнейшего развития казахстанско-российских взаимоотношений создали риск углубления ценностного разлома в нашем обществе.

В связи с этим сейчас очень важны исследования геополитических процессов. Конечно, и про внутреннюю ситуацию в Казахстане не следует забывать. Правда, она развивается не так динамично, как за рубежом. Тем не менее в стране объявлены реформы. И здесь тоже есть, где приложить усилия экспертному сообществу: обратить внимание на недостатки, изучить отношения в обществе и так далее.

Кроме того, очень многих в Казахстане и за рубежом, включая инвесторов, интересует, что будет происходить после правления Президента Нурсултана Назарбаева. В 2013 году мы с коллегами написали по этому поводу книгу «Сумеречная зона или «ловушки» переходного периода», где, в частности, дали ряд сценариев – от мирного и далее уже с разными политическими рисками. Хотя, какой из них реальный, трудно сказать. Но над этой темой тоже следует работать, чтобы была обеспечена преемственность не столько президентской власти, сколько официального политического курса на порядок, межэтническое согласие и другие составляющие стабильного общества.

«Государство очень редко обращается»

– Когда знакомишься с результатами подобных исследований, неизбежно возникает вопрос: а насколько им можно верить? Ведь за каждым стоит заказчик. Разве не так?

– Наши заказчики в своем большинстве рассчитывают именно на объективность. Хотя, конечно, следует различать аналитическую и идеологическую работу. Последняя практически не требует объективности. Тут главное – подать оценку той или иной ситуации в нужном для заказчика виде. Аналитика же, наоборот, основана исключительно на объективности. И здесь важно, чтобы заказчик определенного исследования доверял выполнившим его экспертам. Многое также зависит от методики и инструментов проведения исследований. Поэтому возможны несовпадения взглядов и оценок у разных аналитических структур и экспертов на одни и те же вопросы. Наш же центр максимально занимается именно аналитической работой.

– Часто ли заказчиком выступает власть? И в принципе, заинтересована ли она, чтобы знать реальную картину происходящего в обществе?

– Власть преимущественно заинтересована в проведении работы идеологического характера. Время от времени мы таковой тоже занимаемся, как это, к примеру, было во время президентских выборов 2011 и 2015 годов. Государство очень редко обращается к независимым экспертам за глубинными исследованиями. Хотя у нас есть опыт сотрудничества с бывшим Министерством культуры и информации и Ассамблеей народа Казахстана. Правда, не знаю, насколько ими были использованы наши выводы и рекомендации. В основном к нам обращаются предприниматели, представители других аналитических структур.

«Они постоянно мечутся»

– Всё же мне кажется, что аналитик не может быть ничейным, без определенных политических установок. Ваши по пониманию ситуации в обществе куда ближе: к власти или оппозиции?

– Когда-то было ближе к оппозиции, а система власти казалась излишне консервативной, «закостеневшей». Но со временем пришло понимание, что и с действующей оппозицией не всё ладно. С властью же вполне можно взаимодействовать. По крайней мере есть определенные вещи, которые ее интересуют, даже если она этого не показывает.

– Что касается оппозиции. Насколько я знаю, вы, Андрей Евгеньевич, даже диссертацию написали на эту тему. Причем на примере казахстанской оппозиции. Какой она была и какой стала, ведь вы, наверняка, это отслеживаете?

– Она была очень разной и достаточно активной. Но сегодня оппозиция переживает серьезный упадок. В частности, есть ОСДП во главе с Жармаханом Туякбаем. Однако у этой партии уже нет того потенциала, который был в 2006-2010 годах, когда она создалась и позднее пробовала, хотя и безуспешно, объединиться с другой оппозиционной партией «Азат». Поэтому, кстати, социал-демократы уже дважды не участвовали в президентских выборах. Партия «Азат» вообще два года назад сошла с политической арены после заявления своего лидера Булата Абилова об уходе из политики. Компартия Казахстана, чья деятельность приостановлена решением суда, тоже находится на грани, если так можно сказать, ликвидации. Ее оппоненты в лице «народных коммунистов» в последнее время интересны в основном своей активностью в социальных сетях и использованием разных политтехнологий. Однако в их пропаганде очень мало коммунистического. Сегодня казахстанская оппозиция вряд ли кого-то может заинтересовать в качестве объекта для серьезных исследований.

Сегодня казахстанская оппозиция переживает серьезный упадок. Фото Интернет

– Но почему так случилось?

– Не всё упирается во власть. Немало недостатков демонстрирует сама оппозиция. Ее ослабляют многие факторы. У большинства оппозиционных партий нет четкой стратегии. Отсюда – непоследовательность в действиях и позициях. Нет новых идей, способных мобилизовать потенциальных сторонников, ослаблена связь с регионами. Кроме того, в рядах оппозиции очень сложные межличностные отношения. Видимо, есть тенденция тянуть одеяло на себя и навязывать свои установки. Беда всей оппозиции – отсутствие четкой системы. Они постоянно мечутся. Те же социал-демократы могут активно использовать либеральные или национал-патриотические лозунги и идеи, как будто своего ничего нет.

– А сами национал-патриоты стали более сильными?

– У нас нет постоянно действующих организаций, которые бы представляли основную массу национал-патриотических сил. Есть Казахский национальный совет во главе с Мухтаром Шахановым. У них недавно произошло обновление руководящего состава. Возможно, это скажется. Но, с другой стороны, очень много национал-патриотов, я их называю одиночками, которые когда-то проявили себя, а сейчас остаются не у дел. У национал-патриотов еще сложнее, чем в обычной оппозиции. И та же беда – непростые межличностные отношения. Кроме того, они оппонируют власти только по каким-то частным моментам – Евразийский союз, казахский язык. Потом их полгода не слышно. Они – оппозиция ситуативная. Сегодня нет смысла проводить глубокие исследования этой стороны политической жизни страны. Когда-то в конце своей диссертации я написал: может быть, в будущем власть поймет несовершенство присутствия в парламенте одной партии – «Нур Отан» и пойдет на определенный диалог с оппозиционными партиями. Власть поняла, но оппозиция, к сожалению, не выросла.

– Спасибо.

Татьяна Башкатова tab52@rambler.ru 54-05-80
Фото  Сергея МИРОНОВА 
Просмотров: 3569
Комментариев: 0
Нравится: +0
КОММЕНТАРИИ
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
КОММЕНТАРИИ
Комментариев нет, станьте первым!
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Отправить
Последние события
Народные новости
ЖУРНАЛИСТЫ ПИШУТ
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Афиша на неделю
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

* дачу в СО "Химик", недорого. Тел. 90-15-23.

Остальные объявления
ПроектыАфишаБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
x
x
Регистрация


После регистрации Вы сможете комментировать материалы от своего имени, а также получить настройки недоступные неавторизованным пользователям.

Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Авторизация


Также вы можете войти на сайт через социальные сети:
x
Добавить свою новость