Костанайские новости"Костанайские новости"Казахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93
Подписка на новости
Разрешите отправлять Вам уведомления о важных новостях Костаная и Казахстана.
Разрешить
Не сейчас
Календарь событий
X
РАДИО КН онлайн
USD curr
EUR curr
RUR curr
curr
Правопорядок
Агро
События
Политика
Происшествия
Образование
Общество
Медицина
Экономика
Криминал
Еще >>
Культура, творчество
Человек и природа
Коммунальная сфера
Спорт
В Казахстане
Новости мира
Общество
Экономика
Политика
Коммуналка
Медицина
Образование
Интервью
Репортаж
Потребительский рынок
РекламаПодписка на газетуПокупка газеты

Только эти странички КН в соцсетях ОФИЦИАЛЬНЫЕ:       Инстаграм             ВКонтакте           Фейсбук          Одноклассники            Телеграм                             Ватсап  «КН»    8-777-442-1122 

 

 

Только эти странички КН в соцсетях ОФИЦИАЛЬНЫЕ:       Инстаграм             ВКонтакте           Фейсбук          Одноклассники            Телеграм                             Ватсап  «КН»    8-777-442-1122 

 

 

Только эти странички КН в соцсетях ОФИЦИАЛЬНЫЕ:       Инстаграм             ВКонтакте           Фейсбук          Одноклассники            Телеграм                             Ватсап  «КН»    8-777-442-1122 

 

 

Только эти странички КН в соцсетях ОФИЦИАЛЬНЫЕ:       Инстаграм             ВКонтакте           Фейсбук          Одноклассники            Телеграм                             Ватсап  «КН»    8-777-442-1122 

 

 
Ответить ЗА БАЗАРКостанайские новостиКостанайские новостиКазахстанг. Костанайпр. Аль-Фараби, 90+7 (7142) 53-27-93Ответить ЗА БАЗАР

Ответить ЗА БАЗАР

Классик мировой литературы Эмиль Золя увековечил сей человеческий промысел романом «Чрево Парижа». В Костанае подобным кормящим местом изначально был Колхозный рынок, переименованный в Зеленый, а нынче в Универсальный по схеме: вошел сюда голым и голодным, на выходе – сыт и одет.


 
Геометрически рынок этот – паралле­лепипед, окормленный четырьмя улица­ми и вобравший в себя сотню крупных и мелких строений, принадлежащих раз­личным бизнесам. «Чрево» шесть дней в неделю дает работу примерно двум ты­сячам человек.

Рыночный космос

Один из таких бизнесов вот уже чет­верть века крепко стоит на асфальтной рыночной тверди под входной аркой «Салтанат». Строго по линейке, с запа­да на восток, два ряда киосков и бути­ков, огороженных от улицы Шевченко металлической оградой. Рынок специ­ализируется на линейке белья, обуви, повседневной одежды. Ровно в 8 утра здесь включают свет и в 18.00 гасят, не оставляя шансов на пребывание даже мышам – что им в этом непищевом безмолвии делать?
 
Сейчас десять утра. Покупателей совсем немного. Картина невольно ро­ждает две мысли из цикла детской пе­редачи «Хочу все знать». Первая: это ж каким надо быть оптимистом, что­бы в этом полупустынном тоннеле и в плотной череде конкурентов с оди­наковым товаром зарабатывать себе на жизнь? Вторая: какой вообще алго­ритм существования подобных рын­ков, вечно находящихся под неусып­ным прессом пожарных, санврачей, фискалов и прочих специфических факторов и обстоятельств?


 
Мой проводник по хитросплетени­ям рыночного космоса Елена Хабло (фото 1), администратор «Салтаната». По вузовскому диплому – ученый-агроном. Немногословна, говорит вдумчиво и ис­черпывающе содержательно. Ее офис – по­мещение меньше, чем кухня в советской хрущевке. Персонал – кассир и пять двор­ников. Это на территорию четыре тысячи квадратных метров и 320 торговцев. По­следний раз такое количество работников и не меньшую производственную площадь я видел только на Рудненском ГОКе...

Аборигены приватизации

«Салтанату» уже четверть века. Ро­ждался он в муках административных и всяческих жалобных наветов. Все до кучи: кем-то рейдерство двигало, а кто- то просто выражал искреннее непони­мание того, как это отрезок улицы Шев­ченко отдать под базар? Суды и власти на запросы высших инстанций, как и на письма отдельных подписантов, ар­гументированно отвечали: все законно. Приватизация не река, вспять не повер­нешь.
 
Но что нам до бумаг, возьмемся за жи­вое. Начнем с тех, кто здесь в конце 90-х мерз под открытым небом, расстелив на старых наволочках турецкие жвачки и ношеные сурчиные шапки, будто сня­тые с Кисы Воробьянинова, унизитель­но просящего милостыню.


 
Елена Самоделкова (фото 2). 24 года на рынке. Рассказывает:
 
– Мне был 21 год, имела хорошую спе­циальность – технолог обувного произ­водства, работала на Кустанайской обувной фабрике. Ушла, потому что произ­водство хирело, зарплату давали обувью. Ездила с этими ботинками в Че­лябинск, там продавала или меняла на конфеты, везла сюда. Привыкала труд­но: холод, слякоть, убогость во всем... С «Салтанатом» стало надежнее и цивили­зованнее. Всегда чувствуем поддержку его администрации.



Наталья Яковлева (фото 3), 16 лет на рынке, из которых десять работала про­давцом «на дядю», стоя за железным прилавком и куском брезента над го­ловой. Держит вместе с мужем Юрием просторный бутик (три в одном), кото­рый отстроили минувшей зимой.
 
Чернобородый Михрулло из Таджи­кистана пятый год в «Салтанате». Су­пруга, четверо маленьких детей. На во­прос об отношениях с администрацией рынка ответил коротко и емко: «Уважи­тельные. А как иначе? Этот рынок мою семью кормит».

Жизнь на трубе

Что-то мне подсказывает, что картина будет не полной, пока мы не сделаем бо­лее подробную рекогносцировку на мест­ности. Итак, стоим спиной к западу и ли­цом к востоку вдоль отрезка улицы ве­ликого украинского кобзаря. Что мы ви­дим: слева от угла улицы Байтурсынова до выхода на Алтынсарина ряд нежилых строений – магазины, лавчонки, склады. Само собой, тротуар. Машины паркуют­ся в «елочку», движение одностороннее, свободно проходят фуры и прочая тех­ника. Справа по тому же направлению – огороженная зона рынка «Салтанат».

К самой улице Шевченко администра­ция рынка не имеет юридического отно­шения, равно как и любого другого обя­зывающего к исполнению факта. Это го­родская территория. Но опять же по фак­ту именно «Салтанат» по собственной инициативе, положась на собственные силы и средства, все эти долгие годы чи­стит от грязи и снега, от повседневного мусора именно этот кусок улицы Шев­ченко длиной два квартала.
 
Но и это не все. Еще одна особенность рынка – его родовая травма, о которой мало кто знает. «Салтанат» стоит на го­родской водопроводной трубе диаметром 300 мм. Серьезная коммуникация. А это значит, что ни под каким соусом здесь не поставишь капитальное строение. Здесь не дадут вам зарыться в землю даже на 15 см.
 
Но когда трубу периодически, по пять раз за год, рвет, ибо водопровод­ная наша городская сеть – это изношен­ная до чертиков система, то что делает «Салтанат» со своими киосками и бу­тиками? Правильно, в любое время су­ток и время года он в незамедлительном порядке выдергивает краном эти самые ларьки, открывая коммунальным экс­каваторам и сварщикам доступ к ава­рии. И ни секунды промедления, сал­танатовцы! Отключайте свет, ломайте ограду, поднимайте с постелей своих арендаторов, потому что бульдозеры и ломы сраму не имут.
 
«Вы бы видели слезы и отчаяние лю­дей, для которых эти вырванные киоски, как содранная по живому кожа», – гово­рит мне Елена Хабло. Что тут скажешь? Ремонтники горводоканала не на учения же сюда приезжают. И когда этих ребят в мокрых робах администрация «Салта­ната» подбадривает горячим чаем, это говорит лишь о том, что все мы бываем в одной лодке, которую штормит одина­ково для всех.

Ставки сделаны

Когда я спрашивал всех этих женщин, лучшую половину жизни отдавших рынку, переживших самую крайнюю степень бедности и отчаяния, что из ны­нешнего больше всего их тревожит, от­вет был практически в одной плоскости: время от времени возникающие слухи о закрытии рынка.
 
И хотя сейчас нет никаких объектив­ных причин для такой печали, некий психологический диссонанс у людей все же существует. Они остро чуют опас­ность их скромному мирозданию. На­пример, информация о закрытии Наримановского рынка означает, ч то у ход оттуда торговцев накроет волной безра­ботных другие рыночные локации. При таком обвальном спросе есть вероят­ность, что владельцы рыночных площа­дей повысят арендную плату.
 
И когда Елена Хабло успокаивает сво­их арендаторов тем, что изменения цен в финансовой части договоров не предви­дится, ей верят, поскольку доказано мно­голетием: «Салтанат» ставки арендной платы держит на уровне 2015-2017 годов.
 
Это легко проверить: аренда торго­вой площади девять квадратов стоит 625 тенге в день, контейнера – в зависи­мости от размера – от 330 до 420 тенге в день. Это самая низкая ценовая ниша на рынке с обустроенной инфраструк­турой. Отойдите от «Салтаната» чуть подальше, и вы найдете квадратные метры, каждый из которых потянет по 1500 тенге ежедневно. Логика тут все та же, рыночная: каждый бизнесмен отве­чает за свой базар...
Я здесь без претензий и морализатор­ства. Но лично мне как-то по-человече­ски уютнее и спокойнее за людей, чей бизнес отнюдь не фонтанирует дохо­дами, когда слышу от администрации «Салтаната»: «Мы работаем без всяких серых схем, чисты перед законом, и про­блемы арендаторов нам не чужды».
 
И это не пафосная болтовня. Провере­но. Рыночная стоимость и человеческая жизнь иногда очень сильно не совпадают.
Анатолий ЕРМОЛОВИЧ  info@kstnews.kz 53-07-07
Фото  автора 
Просмотров: 3114
Комментариев: 0
Нравится: +9
ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
Показать больше
Последние новости
Нравится читателям
Взгляд со второго этажа
Новости и события
в Казахстане
в Мире
Наши проекты
ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
* Носилки медицинские для транспортировки людей, костыли, сдам на прокат или продам. Тел. 8-777-302-91-93. 
Остальные объявления
ПроектыБлогиОбъявленияО редакцииРекламодателямКонтакты
Информационная продукция данного сетевого издания предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше
x
Добавить приложение КН на главный экран